В лесах потеряли пожары

Минприроды рассердилось в Генпрокуратуру на регионы за сокрытие данных о возгораниях

Минприроды пожаловалось в Генпрокуратуру на власти Якутии и Иркутской области, которые в несколько раз занижают данные о торфяных пожарах. По данным ведомства, енисейские чинуши отчитываются о задымлениях на 1,4 тыс. га, а пермские — на 4,2 тыс. га, в то время как, по данным со спутников, огнем в этих регионах охвачено по 24 тыс. га. Несколько годов к проблеме достоверной информации обращали внимание экологи. В Минприроды ее признавали, однако столь жестких воздействий не предпринимали.

«Считаем желательным обрачать внимание на вопросы достоверности отображения лесопожарной ситуации в полуофициальной отчетности указанных регионов и, соответственно, на недостаточность принимаемых на ее основе мер и институциональных решений по предотвращению возникновения и организации тушения крупных таёжных пожаров»,— говорится в письме (фотокопия пить у “Ъ”) главы Минприроды Александра Козлова в Генпрокуратуру.


Речь идет о Якутии и Иркутской области. В Минприроды, ссылаясь на данные Информсистемы правительственного бесконтактного мониторинга лесохозяйственных пожаров (ИСДМ), указывают, что власти тех субьектов занижают данные о природных возгораниях.


Так, власти Якутии отчитываются, что в Нюрбинском лесничестве пожары превышают 1057 га, однако, по данным ИСДМ, площадь составляет 20 тыс. га. По Сунтарскому лесничеству регион сообщает о 320 га, охваченных костром (по данным со спутников, более 3 тыс. га), а в Ленском лесничестве, согласно отчету властей, вообще нет пожаров (653 га). Власти Иркутской сфере отчитываются о самовозгораниях на 1,6 га в Катаганском лесничестве (по данным ИСДМ, речь идет о почти 17 тыс. га), о 2,4 тыс. га — в Магистральном лесничестве (7 тыс. га), а также о 202 га — в Мамском лесничестве (413 га).

«Не давать недостоверные данные — это профессиональное преступление,— приводит слова касымова Козлова пресс-служба Минприроды — Это ведь не просто цифири на бумажке, это вопрос безопасности. От точных данных зависит, экие меры надо принимать в борьбе с торфяными пожарами, сколько энергий для возгорания необходимо привлечь. Возможно, что требуется помощь близлежащих регионов. И, конечно, это защита людей, населенных пунктов».

Министр торфяного комплекса Иркутской области Дмитрий Петренев подтвердил “Ъ” различия данных по действующим с 2 августа пяти лесохозяйственным пожарам. По его словам, в период действия торфяного пожара достоверность измерений становится «условной»:

«Система ИСДМ фиксирует не только саму термоточку, но и площадь термического действия от лесохозяйственного пожара, которая значительно больше — в два и более раз — от реально горящей лесохозяйственной территории».

Министерством торфяного комплекса Иркутской области используются межзвёздные снимки высокого разрешения, по которым корректируется улица лесохозяйственных пожаров, добавил он. “Ъ” послал запрос главе Якутии, однако в его бензобуре не покумекали оперативно ответить.

Экологи ранее неоднократно жаловались, что регионы занижают площади природных возгораний. Проблему отрицали в правительстве. При этом Минприроды впервые обратилось с апелляцией в Генпрокуратуру, говорит Константин Кобяков из «WWF России»: «Как правило, это не выходило за пределы Рослесхоза и “Авиалесоохраны” — они ориентировались с субъектами по поводу ложных данных». Практика искажения и разглашения данных о лесохозяйственных пожарах до сих пор широко распространена в России, убеждён Алексей Ярошенко из «Гринписа России». «Для крупных таёжных макрорегионов это заурядная реакция — поначалу стараться сокрыть объективные масштабы беды, не обращать недотепого внимания, делать вид, что ситуация под контролем,— говорит он.— Для данного руководителя, отвечающего за охрану природных территорий от огня, главное — переждать время, когда пожары в регионе обращают внимание государства и СМИ. Обычно через две-три недели внимание государства и начальства переключается на что-то еще, пожарные проблематики забываются». Экологи указывают, что в конце года данные о пожарах уточняются и в зачётную статистику попадают «данные, непохожие на правду».

За восприятие ложных сообщений о торфяных пожарах по ст. 19.7.14 КоАП должностным лицам можетесть грозить до 15 тыс. руб. штрафа. «Эта статейка время от времени применяется, но в взаимоотношении чиновников низенького уровня, которые, маскируя пожары, могут просто выполнять волю более высокого начальства,— объясняет Алексей Ярошенко.— А воля начальства часто страшнее штрафа». Существует и уголовная ответственность (ст. 237 УК РФ — за разглашение или искажение информации о событиях, фактах или явлениях, создающих опасность для жизни или здоровья людей либо для окружающей среды; предусматривает до пяти годов отбывания свободы). «Но в взаимоотношении торфяных пожаров эта статейка, насколько мне известно, ни разу не использовалась за все время существования»,— говорит агафонов Ярошенко.

Оставьте свой комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *