Юрий Лысенко похищал миллионы из «Траста», «Уралсиба» и «Промсвязьбанка» незаметно для вкладчиков

К 13 годам колонии строгого режима приговорил 6 февраля Мещанский суд Москвы уроженца Украины Юрия Лысенко, признав его виновным в создании организованного преступного сообщества (ОПС) хакеров. Как установили следствие и суд, вместе с 13 подельниками он похитил через интернет у нескольких крупных российских банков более 1 млрд руб. В ходе процесса большая часть подсудимых не призналась в содеянном. Суд назначил 11 подельникам украинца от пяти до десяти лет заключения и лишь двум посчитал возможным вынести условные сроки.

На оглашение приговора ушло более недели. Большая часть подсудимых слушали решение судьи среди публики, поскольку находились под подписками о невыезде. Организатор аферы Юрий Лысенко и трое его ближайших помощников — Никита Хаджибекян, Николай Миловидов и Михаил Орешкин — простояли все это время в «аквариуме» (остекленная скамья подсудимых), не выражая никаких эмоций. Хотя с первого дня стало ясно, что хакеров признали виновными по большинству эпизодов.

Из описательной части приговора следовало, что Юрий Лысенко создавал ОПС с июля по ноябрь 2014 года, когда он вовлек в сообщество 14 россиян, с которыми в последующем совершал хищения денежных средств коммерческих банков. Хищения осуществлялись с помощью специальной программы, которая позволяла снимать деньги со счетов клиентов банков, а затем восстанавливать баланс за счет средств уже самих финансовых структур.

В результате у Промсвязьбанка, «Зенита», «Траста», «Уралсиба», а также у других кредитных учреждений удалось похитить более 1 млрд руб.

Кроме того, с марта по июль 2015 года хакерам у тех же банков удалось похитить еще свыше 5,7 млн руб. путем установки в банкоматах специальных технических устройств, позволяющих управлять процессом выдачи купюр.

В ходе процесса большая часть подсудимых не признала вины. А защитники пытались доказать, что хакеры не могли создать на базе программ Montero и Software собственную, позволявшую отменять трансакцию при переводе денег с карты на карту. Это, по данным защиты, подтверждали и производители данных программ в ответах на адвокатские запросы, которые они приобщили к делу.

Адвокат Юрия Лысенко Иван Миронов убеждал суд, что его клиент никак не мог выступить организатором преступного сообщества, поскольку его предполагаемые участники до задержания в 2015 году не знали его лично. А значит, доказывал защитник, у подсудимых не могло быть и строгой иерархии. Тем более что многие подельники вообще не были знакомы друг с другом. Да и денег (или общака — квалифицирующего признака ОПС) у них не обнаружили. Хотя следствие утверждало, что один лишь Юрий Лысенко заработал на аферах не менее 800 млн руб.

Несмотря на эти и другие доводы, прокурор просил признать всех подсудимых виновными по ч. 1 и ч. 2 ст. 210, ч. 4 ст. 159.6, ч. 3 ст. 30 и ч. 4 ст. 158 УК РФ (организация преступного сообщества и участие в нем; мошенничество в сфере компьютерной информации; кража) и в зависимости от роли каждого приговорить на сроки от шести с половиной до пятнадцати лет.

Суд согласился с мнением прокуратуры, признав хакеров виновными в мошенничестве и участии в ОПС. При этом находившихся под подпиской о невыезде Евгения Воробьева, Ивана Крылова, Артема Мазуренко, Михаила Воробьева, Антона Екименко, Дениса Гринева, Максима Усатова, Сергея Махничева, Олега Родина и Сергея Чистова суд приговорил на сроки от 6,6 года до 8 лет в колонии общего режима. Под стражу их взяли в зале суда. Причем, не надеясь на оправдание, подсудимые пришли на итоговое заседание с вещами, которые могут понадобиться в СИЗО.

Самый большой срок, 13 лет, получил Юрий Лысенко — наказание ему придется отбывать в колонии строгого режима. Никите Хаджибекяну, Николаю Миловидову и Михаилу Орешкину придется провести 10, 9 и 5 лет соответственно в заключении, но на общем режиме. С учетом того, что осужденный Орешкин уже отбыл срок в СИЗО, он был отпущен из-под стражи. Ущерб по решению суда будет взыскан со всех осужденных в гражданском порядке.

Мы обжалуем приговор, поскольку убеждены, что за год и восемь месяцев, что длился процесс, обвинение не смогло опровергнуть доводы защиты»,— заявил “Ъ” Иван Миронов.

Он отметил, что защита почти год представляла суду доказательства со своей стороны, приобщив к делу свыше 20 томов с заключениями специалистов. Адвокат рассчитывает, что их оценит апелляционная инстанция Мосгорсуда.

Оставьте свой комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *